?

Log in

 
 
21 June 2011 @ 11:52 am
Вновь кладезь наполнен прохладой и мглой  
Расшифровать темное стихотворение О.М. 1931 года "Сохрани мою речь .." помогли поиски претекста

к более ранним стихам .

Слаще пенья итальянской речи
Для меня родной язык,
Ибо в нем таинственно лепечет
Чужеземных арф родник.
……………………………………………..
К нам летит бессмертная весна.
Чтобы вечно ария звучала:
«Ты вернешься на зеленые луга», -
И живая ласточка упала
На горячие снега.
1921
«Вечными» оказались не слова арии оперы Глюка http://yudinkostik.livejournal.com/233200.html,
а стихи А.П.Сумарокова в его «Эпистоле» по мотивам «Метаморфоз Овидия».
Эвридика, гулявшая с нимфами по траве , Сумароковым не упоминалась,
но «чужеземные» «зеленые луга» и «родник» -«бьющий ключ и источник»
из метаморфозы «Пан и Нимфа»- налицо:

"Пан скроется в леса от звучной сей погоды,
И нимфы у поток уйдут от страха в воды.
Любовну ль пишешь речь или пастуший спор,
Чтоб не был ни учтив, ни груб их разговор,
Чтоб не был твой пастух крестьянину примером
И не был бы, опять, придворным кавалером.
Вставай в идиллии мне ясны небеса,
Зеленые луга, кустарники, леса,
Биющие ключи, источники и рощи,
Весну, приятный день и тихость темной нощи;"
(1747)

Таким идиллическим пейзажем для Сумарокова, Батюшкова и Пушкина - автора заголовка этого поста - были «одушевленные поля,
холмы Тавриды, край прелестный» с уникальными крымским фонтанами, ключами и колодцами.(см. картину Чернецова Н.Г. 1833 года выше)
Вот, как описывал Сумароков один из таких колодцев:
"Я спускался по искусственным ступеням, которые числом 77 имели равную, по полуаршину, высоту и шли поворотами. Порча многих из них, притом царствующий там мрак угрожают гибельным падением, для чего я с помощью двух татар продолжал нисхождение, и... дошел, наконец, до удивительного меня бассейна. Вода в нем вкусна, холодна, глубока".
Далее мы покажем,какое отношение это имеет к стихотворению О.М.- частому гостю Крыма.(см. наш пост http://ljreader2.livejournal.com/9941.html)